Социальная поддержка населения в городе москве: требуется новая парадигма организации на федеральном и региональном уровнях1 Необходимость модернизации системы социальной поддержки населения города Москвы icon

Социальная поддержка населения в городе москве: требуется новая парадигма организации на федеральном и региональном уровнях1 Необходимость модернизации системы социальной поддержки населения города Москвы



НазваниеСоциальная поддержка населения в городе москве: требуется новая парадигма организации на федеральном и региональном уровнях1 Необходимость модернизации системы социальной поддержки населения города Москвы
Дата17.10.2016
Размер
ТипСправочники, творчество


Роик В.Д., д.э.н., профессор, заместитель генерального директора

НИИ труда и социального страхования

Минздравсоцразвития России по научной работе


СОЦИАЛЬНАЯ ПОДДЕРЖКА НАСЕЛЕНИЯ В ГОРОДЕ МОСКВЕ: ТРЕБУЕТСЯ НОВАЯ ПАРАДИГМА ОРГАНИЗАЦИИ НА ФЕДЕРАЛЬНОМ И РЕГИОНАЛЬНОМ УРОВНЯХ1


Необходимость модернизации системы социальной поддержки населения города Москвы


Москва - как субъект Российской Федерации – уникальна. Одна из особенностей, придающая это качество городу, состоит в активной социальной политике, проводимой Правительством Москвы. В городе создана разветвленная система социального обеспечения для различных категорий населения. Достаточно отметить, что по состоянию на 1.08.2009 г. на учете в органах социальной защиты населения состояло почти 3,5 млн. получателей пенсий, пособий, компенсаций и других мер социальной поддержки.

Только на ежемесячные компенсационные выплаты к пенсиям, осуществляемым за счёт средств бюджета города Москвы (так называемые городские доплаты), ежемесячно расходуется 5,87 млрд. рублей (2 млн. 21 тысяча получателей). Средний размер ежемесячной компенсационной выплаты к пенсии равен 2850 рублей.

В 2010 году общая сумма материального обеспечения неработающих пенсионеров будет доведена до 2-кратной величины прожиточного минимума, так называемого городского гарантированного минимума, что составит примерно 14 тыс. рублей в месяц. Эта, безусловно, правильная мера позволит довести уровень пенсий (по покупательной способности) в Москве до 80% от размера пенсии 1990 года. Аналогичную задачу федеральное Правительство намерено решить только к 2020 году – то есть через 10 лет.


В совокупном объеме государственной (федеральной) пенсии и городской доплаты доля последней существенно увеличивает свой удельный вес. Если в 2008 году городская доплата составляла 41,6%, то в 2011году – она превысит 50%.

При этом резко вырастут расходы городского бюджета на социальные выплаты. Если в 2008 году средства бюджета на городские доплаты к пенсии неработающим пенсионерам составили 51,8 млрд. рублей, то в 2011 году их величина составит около 130,0 млрд. рублей и возрастёт более чем в 2,5 раза.

Эти и другие виды социальных расходов составляют около 60% бюджета Москвы и уже в ближайшей перспективе (до 2012 г.) еще увеличатся, а их доля приблизится к рубежу в 70% всех расходов бюджета города.

Совокупные бюджетные расходы Москвы на пенсионные цели, медицинскую помощь и социальный уход за старшими возрастными группами (65 лет и старше) достигают уже сегодня величины 60-80 тыс. рублей в год, что сопоставимо с совокупными размерами получаемой государственной пенсии. Решение столь масштабных задач впечатляет. Однако, дальнейшее наращение и без того высоких объемов социальных расходов не может быть беспредельным. Так, ряд важнейших характеристик системы социальной поддержки населения города свидетельствуют о том, что она подошла к границе своего максимума и в случае непринятия соответствующих мер не сможет в дальнейшем качественно улучшать положение нуждающихся категорий и слоев населения.

Например, при всем положительном характере повышения пенсий неработающим пенсионерам до 2-кратной величины прожиточного минимума, данную меру нельзя рассматривать во всех смыслах положительно, поскольку она уравнивает размеры пенсий почти 95% их получателей.

То есть, работники с низкими, средними и высокими размерами заработной платы, имеющие 5 или 40 лет трудового стажа, занятые в производствах с тяжелыми и вредными и комфортными условиями труда, на предприятиях и в организациях с жестко фиксированными режимами труда и непрерывным графиком работы и гибких режимах занятости, или даже с частичной (неполной) занятостью - все эти категории работающих при выходе на пенсию получат равную по размеру пенсию, что не может быть признано социально справедливым решением.

Другими словами - данная мера, нацеленная на борьбу с бедностью и достижение приемлемого уровня жизни в старших возрастных группах, в значительной мере подрывает мотивацию к зарабатыванию пенсионных прав, поскольку, какой бы не был уровень заработной платы и размеры страховых отчислений в Пенсионный фонд России - уровень пенсий во всех случаях будет одинаковым.

Следует в этой связи отметить, что подобную задачу – борьбу с бедностью индустриально развитые страны решили ещё в 1950-ые годы. Начиная с 1960-х годов, ими была решена задача более высокого уровня – размер пенсии стал составлять 40-70% величины заработной платы. В итоге качество жизни населения пенсионных возрастов, составляющих пятую часть от всего населения промышленно развитых стран, приблизилось, а зачастую стало сопоставимым с качеством жизни работающих.

Более того, на современном этапе экономического развития данная задача ещё более актуализируется, что находит выражение в создании механизмов пенсионного страхования, направленных на повышение увязки размеров внесенных страховых взносов и размеров пенсий на индивидуальном уровне, учитывая ряд признаков: размер страхового платежа, регулярное его внесение по месяцам, продолжительность страховых периодов, возраст выхода на пенсию.

Другими словами – усиливается зависимость взносы и выплаты, а задача борьбы с бедностью решается с помощью государства и муниципалитетов только для уязвимых слоев населения – инвалидов, длительно безработных и т.д. Личная ответственность за свою будущую пенсию трудоспособным гражданам государство и общество помогает решать в рамках исключительно страховых механизмов, а отнюдь не в форме социальной помощи. Понятно, что эта задача может быть решена при условии эффективных механизмов регулирования занятости, размеров заработной платы, что в настоящее время в России пущено на самотек.

Данную задачу предстоит решить и России. В противном случае вопросы экономической и социальной модернизации окажутся ей не под силу.

Кроме того, система социальной поддержки города накопила и другие проблемы, связанные с многочисленностью льгот и компенсаций населению (до 35 видов), которые в силу своей многосложности трудно оценивать на предмет эффективности даже экспертам.

Таким образом, причинами исчерпания потенциала системы социальной поддержки выступают как «внешние» по отношению к системе, так «внутренние» факторы.

^ Социальная поддержка населения в условиях перехода к новому общественному укладу и рисков глобализации


Важнейшим «внешним» фактором, влияющим на функционирование системы социальной поддержки, выступает незавершенность институциональных преобразований системы доходов и социальной защиты населения в стране – заработной платы, пенсий, социального и медицинского страхования.

Кроме того, социальная сфера России оказалась заложницей формационных реформ, осуществляемых на протяжении последних двадцати лет и направленных на изменение общественного устройства, последствиями которых выступают следующие явления:

1. ^ Деиндустриализация экономики страны, что выражается в существенном сокращении численности наемных работников, занятых в обрабатывающих отраслях экономики на основе постоянного найма и приемлемых размеров заработной платы. На условиях временного найма, в теневом секторе, а также на предприятиях малого и среднего бизнеса – то есть в сфере с непостоянным заработком - занято по разным оценкам от 15 до 25% всего трудоспособного населения, которые или вовсе не уплачивают страховые взносы в Пенсионный фонд России или уплата носит скорее символический характер. Ситуация отягощается еще тем, что примерно у трети населения, с низкими размерами заработной платы, пенсионные страховые взносы настолько малы, что после 30 лет страхового стажа способны сформировать пенсионные права на пенсию, размер которой по покупательной способности будет составлять только половину от прожиточного минимума пенсионера.

В этом случае значительная часть финансовой нагрузки ложится на бюджеты субъектов Федерации, которые в соответствии с решениями Конституционного Суда Российской Федерации должны проводить доплаты к пенсиям, доводя их до уровня прожиточного минимума.

Данный неблагоприятный фактор в полной мере влияет на пенсионную ситуацию и в Москве. Примерно треть наемных работников, подавляющее большинство самозанятых лиц (без оформления юридического лица) и практически все работники малого и среднего бизнеса – то есть в совокупности около 40% работающих – при существующей системе их вовлеченности в пенсионное страхование - заработают пенсию, размер которой не сможет обеспечить их прожиточный минимум.

Поэтому первая по своей значимости проблема политики доходов пенсионеров состоит в необходимости формирования системы действенных законодательных мер, позволяющих работающему населению после 30 лет трудового стажа зарабатывать пенсию, размер которой бы обеспечивал два прожиточных минимума пенсионера.

^ 2. Глобализация рынков товаров и рабочей силы приводит к повышению конкурентоспособности в области доходов населения. Значительная доля импортируемых товаров – это фактически снижение объемов пенсионных ресурсов страны, а также доли средств на медицину и образование. Дешевые товары из Китая и Юго-Восточной Азии – это «палка о двух концах», поскольку ввозя импортные товары и их оплачивая, покупатель оплачивает затраты на пенсии иностранным производителям, сужая тем самым возможности резервирования средств на пенсионное и медицинское страхование. Объемы импортных покупаемых товаров повседневного и длительного потребления в Москве достигают более 70%. Отечественные товары резко снизили ареал своего распространения.

Все это значит, что глобализация, как явление экономического, социального и политического порядка, а не государство определяет экономическую и социальную политику. Противодействовать этому сложно, но возможно.

Поэтому на повестке дня федеральных и региональных органов власти важнейшим вопросом выступает политика развития отечественного производства, способного обеспечить большую часть потребностей населения страны.

3. ^ Отказ от политики регулирования доходов с целью достижения приемлемого и высокого качества жизни работающих и пенсионеров в конечном итоге можно определить как политику дерегулирование заработной платы (соотношение заработной платы в крайних децилях на уровне страны составляет 1 к 24, а в Москве 1 к 41), существенное уменьшение ее доли в ВВП (с 38% - в 1990 г. до 24% - в 2008 г.), последствиями чего становится ситуация, когда 3/4 работников не могут за 35-40–летний период трудовой деятельности заработать приемлемую по размеру трудовую пенсию (2-4 прожиточных минимума пенсионера).

Поэтому одна из важнейших причин столь значительного увеличения финансовой нагрузки на бюджет города заключается в низких размерах пенсий, формируемых на основе федеральных законов, а также в увеличении доли пенсионеров в структуре населения города. Так, у половины получателей государственная пенсия в 2008 г. была ниже прожиточного минимума пенсионера и у ещё 20% пенсионеров её размер не превышал прожиточный минимум пенсионера на 10% . При этом прогнозные оценки неутешительны – при существующей модели пенсионных институтов ситуация не изменится к лучшему.

4. ^ Политика «экономии на пенсионерах», наблюдаемая последние 20 лет в стране в своей социально-экономической сущности является ничем иным, как девальвацией или эрозией «социального контракта поколений», что выражается в существенном снижении размера пенсии. При наличии 40 летнего трудового стажа размер пенсии составляет только 10-30% заработной платы, что в 2,5 раза меньше уровня 1990 г. Имеющий место хронический дефицит бюджета Пенсионного фонда Российской Федерации (по текущим пенсиям) вызовет дальнейшее устойчивое понижение коэффициента замещения. Например, в 2012 году коэффициент замещения может понизиться до 22%. Такая же тенденция сохранится в течение ближайших 10-15 лет (см. график 1).



График 1. ^ Динамика коэффициента замещения пенсий в системе обязательного пенсионного страхования в России в 1950-2010 годы и прогнозные оценки его изменения


Столь удручающая тенденция в пенсионном обеспечении обусловлена политикой доходов в стране, а также самим устройством и структурой применяемых в России пенсионных институтов, которые при крайне низких общих объемах расходов на государственные пенсии, составляющих всего 5,8% ВВП, сдерживают развитие пенсионной системы. Например, финансовые ресурсы, направляемые на пенсионные цели, при существенном увеличении доли пенсионеров (на три процентных пункта), к 2020 году практически не увеличатся и составят всего около 7,0% ВВП. Это означает, что размеры нищенской государственной пенсии практически в перспективе существенно не увеличатся.

Наряду с медицинской помощью и социальным обеспечением, пенсионные системы являются базовыми институтами организации жизнедеятельности пожилого населения любой страны. На финансирование трех вышеуказанных компонентов социальной политики в отношении пенсионеров развитые страны выделяют примерно 20-25% ВВП. Другими словами: совокупная доля расходов на материальное обеспечение и медицинское обслуживание пенсионеров, которые составляют в странах Западной Европы около пятой части населения, тратится примерно пятая, а то и четвертая часть ВВП. То есть можно констатировать, что на каждый процент доли пожилых в структуре населения в индустриально развитых странах приходится 1% ВВП или даже несколько больше. Только на оплату пенсий в расчёте на один процентный пункт граждан пенсионного возраста приходится 0,3-0,48 % ВВП.

Какова ситуация с финансовым обеспечением жизнедеятельности пожилых в России? Доля пожилых граждан достигает 20,6% от численности населения страны. На пенсионное обеспечение этой группы граждан (без учёта расходов на пенсионное обеспечение инвалидов молодых возрастов) расходуется 5% ВВП, на медицинскую помощь -1% ВВП, на социальное обеспечение - 0,5% ВВП. То есть суммарно не более 7% ВВП. Таким образом, на пятую часть населения России приходится 1/14 часть ВВП, что в 3,2 раза меньше аналогичных расходов в развитых странах. Такую ситуацию можно назвать возрастной дискриминацией.

Исходя из «упрямых» фактов деградации доходов пенсионеров можно констатировать, что в стране преобладает неравенство не только в форме эксплуатации в сфере труда, когда примерно половина работающих не может обеспечить своим трудом приемлемый уровень жизни, но и игнорирование властью и богатым слоем 90% пенсионеров, для которых советские стандарты 20-летней давности в области пенсионного обеспечения являются недоступным и «идеальным» образцом благополучия в старости. В этих условиях фактор нерешенности пенсионного вопроса в стране будет с неизбежностью требовать значительных дотаций на региональном уровне.


^ Социальная поддержка населения Москвы в условиях смены модели социально-трудовых отношений и старения населения


Важнейшими «внутренними» или, как их еще называют, внутрисистемными факторами роста социальных расходов, выступают:

  • существующая патерналистская модель социальной поддержки населения, которая в новых экономических условиях и смены типа социально-трудовых отношений функционирует неэффективно и требует все больше «финансовых вливаний»;

  • изменение демографической структуры населения и значительный рост доли пожилого населения, что связано с неблагополучной демографической ситуацией в стране и феноменом «старения населения», которые требуют все больше финансовых ресурсов на пенсионное и социальное обеспечение и медицинскую помощь старших возрастных групп.

  • система социальной поддержки Москвы накопила значительный объем социальных обязательств перед бенефициариями, что при сохранении высоких темпов их увеличения уже в ближайшие 3-5 лет приведет к невозможности их финансового обеспечения в полном объеме.

Понятно, что, не решая задачи на федеральном уровне по социальной защите населения трудно отказаться от мер социальной поддержки на региональном уровне. Поэтому значительная, если не большая ответственность перекладывается на субъекты Федерации. Однако объем длительное время не решаемых проблем переходит в свое новое отрицательное качество. Объем финансовых ресурсов даже у Москвы уже на исходе.

Сегодня все индустриально развитые страны принимают меры по модернизации механизмов и самой модели социальной поддержки населения, которая в новых экономических условиях не отвечает вызовам времени. На смену патерналистскому типу социальной поддержки, когда социальная помощь предоставляется с целью обеспечения минимального дохода нуждающимся категориям за счёт общественных (государственных и муниципальных) средств, не требуя от них ничего взамен, приходит тип социальной интеграции в общество. Помощь, а взамен социальные услуги другим нуждающимся, в форме соседской, районной и муниципальной взаимопомощи по уходу за нуждающимися – таковы новые направления в социальной сфере.

Вторым фактором «внутрисистемных» проблем является демографическое состояние и рост доли населения старших возрастов. На конец 2008 года в городе Москве проживало 2,7 млн. граждан старших возрастных групп, которые составляли 25,5% от общей численности населения города. Прогнозируется, что к 2011г. их доля возрастёт на 1,5 процентных пункта и численность составит 2,94 млн. человек.

Столь высокая динамика старения населения города Москвы прогнозируется не только в среднесрочной, но и долгосрочной перспективе, что будет сопровождаться крайне высокими темпами расходов городского бюджета на пенсионные выплаты, социальную поддержку старших возрастных групп и оказанием им медицинской помощи.

Современное стареющее общество – это своего рода «планета социальных рисков»:

- для граждан – это опасность снижения уровня доходов в пожилом возрасте, рост рисков серьезных заболеваний с тяжелыми последствиями (с которыми им и их семьям в одиночку справиться весьма сложно, а зачастую просто не под силу);

- для общества – это потребность трансформации базовых институтов организации жизнедеятельности (иная модель занятости, иная модель пенсионного обеспечения, иная модель социального обслуживания);

- для государства – это необходимость изменения социального контракта поколений и нахождения ответов на множество сложных вопросов (кому и по каким стандартам оплачивать старость, как организовывать медицинскую помощь престарелым гражданам и их социальную интеграцию в жизнь общества?).

Неизбежность старения населения – серьезный вызов странам, попавшим в «зону влияния» этого феномена. Отвечать на него придется и гражданам (выстраивать новые жизненные стратегии, определять приоритеты и формировать соответствующую семейную политику доходов, поддержания здоровья на протяжении всего периода жизни и т.д.), и экономическому сообществу (искать возможности эффективной занятости пожилых, применять более действенные институты пенсионного и медицинского страхования), и политикам (разработать долгосрочную на 50-80 лет доктрину организации жизнедеятельности пожилого общества, сформировать эффективные механизмы адаптации людей пожилого возраста к трудовой деятельности и институты их экономической поддержки и социальной интеграции: медико-геронтологические, экономические, страховые и социально-психологические).

Опыт индустриально- развитых стран свидетельствует о том, что на старшие возрастные группы (80-летние и старше) приходится около пятой части всех затрат на медицинскую помощь, хотя их удельный вес в структуре населения составляет всего 5%, а на услуги по длительному уходу за ними требуются средства в несколько раз превышающие размеры получаемых ими пенсий. В этой связи социальные бюджеты даже индустриально-развитых стран не в состоянии справиться с такой нагрузкой. Поэтому в практике оказания помощи и поддержки наиболее финансово-затратным бенефициариям (получателям помощи) активно используются дополнительные виды социального и личного (включая медицинское) страхования, значительная часть ресурсов самих бенефициариев (до трети) от общих расходов.

Третий фактор, диктующий необходимость модернизации системы, состоящий в достижении «предела количественного роста» подтверждается высокой долей социальных расходов на поддержку нуждающихся категорий населения, прогнозируемым к 2012 г. в размере, превышающем 15% доходной части бюджета города.

Накопленная стоимость социальных обязательств будет сдерживать как развитие других социальных сфер (здравоохранение, образование, ЖКХ), так и ограничивать возможности выделения необходимых финансовых ресурсов на поддержание энерго- и теплоснабжения и другой инфраструктуры Москвы.

Следует в этой связи отметить, что ожидания граждан по отношению к вопросам социальной поддержки со стороны государства, которые они идентифицируют в основном как помощь со стороны города, весьма велики. Социологические исследования свидетельствуют, что в тоже время при таком «иждивенческом стереотипе» намерения по повышению степени их участия в системах личного страхования на случаи старости (добровольное пенсионное и медицинское страхование) крайне незначительны.

В этой связи пассивность граждан и преобладающий в их установках стереотип ожидания ими помощи со стороны государства, города, муниципалитетов можно преодолеть только с помощью принципов соучастия в совместных программах социальной поддержки.

Как показывает опыт индустриально развитых стран, побудительные мотивы по личному участию в солидарных видах взаимопомощи и даже в организации (личном участии) самопомощи, например, личного страхования можно развивать только на основе учёбы, публичного обсуждения типичных острых житейских проблем, освещению этих вопросов в СМИ .

Такое обучение населения должно начинаться, по крайней мере, со среднего возраста и считается важной задачей социальных служб. Практика организации такой просветительской и учебно-воспитательной работы получила соответствующие названия: в США и Великобритании – «развитием сообществ» (community development), в Германии и Франции «коммунальной социальной работой».

Данное направление социальной работы призвано инициировать и привлекать к вопросам организованной соседской, районной и муниципальной социальной самопомощи и взаимопомощи широкие слои населения средних и старших возрастов, иногда молодых волонтеров, что позволяет решать значительный круг проблем по помощи и уходу за престарелыми и хронически больными (зачастую одинокими) жителями. Социальный работник играет роль организатора, чуткого менеджера и вдохновителя начинаний в осуществлении функций социальной взаимоподдержки граждан друг другу. Сам факт регистрации в социальных службах определенного потраченного времени на оказание помощи нуждающихся побуждает тысячи и десятки тысяч волонтеров надеяться на то, что в случаи необходимости и им будет оказана такая помощь.


^

  Задачи формирования новой модели и механизмов

оценки рисков старости и организации социальной поддержки



Большинство людей, особенно в молодых и средних возрастах, предметно не планирует свою жизнь в пожилом возрасте, имеют весьма смутные представления о том, с какими рисками им с высокой вероятностью придется столкнуться. В тоже время пожилой возраст – это возраст высоковероятных и опасных рисков.

Это связано с тем, что в старших возрастных группах существенно возрастают риски заболеваний с тяжелыми и долговременными последствиями. По данным американских учёных, сердечно-сосудистые и онкологические заболевания, болезнь Альцгеймера и др. становятся реальной угрозой для каждого десятого в возрасте 70 лет (и старше) и для каждого пятого пожилого в возрасте 80 лет2. В материальном плане это колоссальные материальные затраты, обеспечить которые не в состоянии большинство пенсионеров и их семей.

Вот почему важными задачами выступает обеспечение граждан правдивой информаций о рисках старости, а также формирование на государственном уровне медико-биологических механизмов и специализированных систем оценки рисков старости. О проблемах старости следует регулярно напоминать гражданам, воспитывать у них чувство «реальности присутствия повышенного риска» заболеваний в пожилом возрасте, в том числе с крайне тяжелыми последствиями. Это необходимая целевая установка по выработке у граждан чувства обеспокоенности и предусмотрительности о своей социальной защите в старости поможет им стать более ответственными при формировании своей жизненной стратегии.

Поэтому принципиально важно разработать и реализовать программу просвещения населения города Москвы, которая отражала бы реальные риски старости (вероятность и тяжесть последствий болезней, инвалидности и необходимости зачастую длительного по времени ухода, что в отдельных случаях может составлять многие годы и даже десятилетия), а также предусматривала бы методы профилактики рисков заболеваний тяжелыми болезнями.

Известно, что ничто так не интересует людей как их собственное самочувствие, а наиболее эффективным способом его достижения является личная программа действий. Поэтому медицинское просвещение населения с позиции возможности самостоятельной оценки вероятности таких типичных последствий для жизнедеятельности пожилых людей, как наступление инсультов, инфарктов, онкологических заболеваний, сахарного диабета и т.д., можно рассматривать как первый шаг в построении национальных программ оздоровления населения.

Примером эффективной практики, с точки зрения организации национальных программ оценки состояния здоровья, является программа, осуществляемая в США на протяжении последних 40 лет, суть которой – в заполнении личных анкет о состоянии здоровья и направлении личных (анонимных) запросов в компетентные, независимые медицинские центры по оценке рисков заболеваний и получения индивидуальных рекомендаций. Начиная с 1950-годов, в США формируется статистика сердечно-сосудистых и раковых заболеваний, на базе которой ряд медицинских центров разработал инструментарий проведения обследований и методы оценки степени риска и механизмы осуществления обратной связи с гражданами.


Справочно: анкета, которая заполняется обследуемым, содержит вопросы демографического характера (возраст, состав семьи, наследственные болезни, привычки и образ жизни), дополняется медицинскими анализами, например, содержания холестерина в крови и другими лабораторными тестами. Она направляется в один из медицинских центров, который с помощью унифицированных компьютерных программ оценивает риски заболеваний и предлагает пакет рекомендаций по образу жизни для уменьшения риска заболеваний и преждевременной смерти. В 1990 годы в организациях США с численностью работников 750 человек подобную оценку проводило почти 70% работников, а данная работа осуществлялась более чем 220 государственными и частными медицинскими организациями страны.


^ Опыт организации социальной поддержки пожилых граждан в индустриально развитых странах и России: сопоставительный анализ


Более продолжительная жизнь предполагает качественно иную структуру расходов семейных бюджетов и государственного бюджета всех уровней (федерального, региональных и муниципальных), что выражается в кратном повышении трех крупных статей общественных расходов: на пенсионное обеспечение, на здравоохранение и уход за теми, кто не может обслуживать себя самостоятельно.

Следует подчеркнуть, что современный этап старения населения – это третий этап демографического перехода, продолжающегося на протяжении последних 100-120 лет. На пенсионное обеспечение в последние 10-15 лет передовые страны стали расходовать порядка 10-15 % ВВП. Например, расходы на государственные пенсии в настоящее время в Германии и Франции составляют около 13 % ВВП; в Австрии и Италии – около 15 % (в целом по странам ОЭСР в 2008 г. - 14% ВВП). Для сравнения: в России расходы на государственные пенсии составляют 5,8% ВВП.

Кроме того, развитие медицины и изменение поведенческих установок населения привело к существенному повышению уровня здоровья и населения старших возрастных групп и снижению рисков, так называемых катастрофических по последствиям заболеваний (инфарктов, инсультов, онкологии, сахарного диабета и т.д.) с тяжелыми последствиями (инвалидность и смертность), которые «отодвинулись» по времени в более старшие возрастные группы. Этот процесс получил название «старение сверху». Практически все экономически развитые страны мира находятся именно на этом этапе демографического старения.

Последствиями такой структуры населения и увеличения в ней доли пожилых когорт (пенсионного возраста) станет существенное увеличение расходов на пенсии. Согласно прогнозным оценкам экспертов ОЭСР, расходы на пенсии в ближайшие 10-15 лет увеличатся в 1,5-1,8 раза и к 2020 году в Германии и Франции составят - 21,6% ВВП; в Австрии - 23,7% ВВП; в Италии - 25,6% ВВП.

Столь значимые величины расходов на пенсионное обеспечение в большинстве экономически развитых стран и повышение их объемов в дальнейшем позволит в значительный период демпфировать экономические и социальные последствия долгосрочной тенденции увеличения доли пожилых в этих странах.

Многие западноевропейские страны (Великобритания, Германия, Италия, Франция и Швеция) уже осуществили комплекс мер, направленных на модернизацию своих пенсионных систем. В итоге, в течение ближайших 20-40 лет будет несколько снижен коэффициент замещения – примерно на 5-10 процентных пунктов, а его средняя величина по обязательным пенсионным системам понизится до 60-65% от средней заработной платы (см. График 2).

Такая умеренная цена экономии на пенсионных расходах вполне оправдана и не вызывает существенного понижения материального положения застрахованных. Будущие поколения пенсионеров могут уже сегодня предпринять личные усилия по дополнительному пенсионному страхованию.



График 2. ^ Динамика коэффициента замещения пенсий в системе обязательного пенсионного страхования в странах Западной Европы в1950-2010 годы и прогнозные оценки его изменения


Как видно из графика 2, обязательное, добровольное и личное страхование в развитых странах Западной Европы обеспечивает высокий материальный достаток (размер пенсии составляет 60-80% от заработной платы) для 70-80% пенсионеров.

В России ситуация другая: размер пенсии низкий. Даже средняя по размеру пенсия позволяет приобретать всего один набор потребительской корзины пенсионера. На языке реальной жизни это означает, что почти 80% пенсионеров получают пенсию, которая ниже прожиточного минимума или несущественно его превышает.

Кроме того, положение в области пенсионного обеспечения усугубляется еще одним моментом. В развитых странах к моменту выхода на пенсию граждане накапливают достаточно внушительные по объему индивидуальные сбережения в ценных бумагах, высоколиквидной недвижимости, добровольных пенсионных накоплениях, стоимость которых составляет примерно половину, а зачастую и больше их будущих расходов на предстоящем жизненном этапе.

В совокупности пенсии и доходы от личных сбережений достигают 60-80% доходов граждан развитых стран в период их трудовой жизни. Столь высокий уровень доходов – не роскошь, а необходимость, которая объясняется тем, что в период старости приходится тратить значительные личные средства на лечение и уход в случаях тяжелых и длительных болезней, особенно это актуально в старших возрастных группах, когда требуется систематическая помощь по дому и оказание других форм поддержки.

Каких-либо значительных накоплений «на старость» большая часть россиян не имеет. Только у пятой части граждан страны есть личные сбережения, средний размер которых, например, в форме банковских вкладов, оценивается в 55 тыс. рублей. Для пожилых, это, грубо говоря, деньги на похороны.

«Третий возраст» в России окрашен не только серебром седины, но и тусклостью низкого материального достатка (пенсия составляет только четвертую – пятую часть от предыдущего дохода) и фактически недоступности качественной медицинской помощи. Старость в России резко контрастирует с теплыми цветами «осени жизни» граждан развитых стран.

 Цели и задачи новой парадигмы социальной поддержки населения Москвы: от патернализма к сочетанию городской поддержки, личной страховой самоответственности и солидарной взаимопомощи



Существующая патерналистская модель социальной политики требует корректировки с позиции привлечения потенциала самих граждан, начиная со средних возрастов с помощью применения новых форм социального страхования по уходу, а также солидарной взаимопомощи в форме социальных услуг нуждающимся в рамках соседской и муниципальной взаимоподдержки.

Предметное поле и сама модель оказания социальной поддержки по схеме «социальный работник- гражданин» нуждаются в изменении своих границ, включения новых активных субъектов (семьи, соседей, общества и работников социальных служб), повышения мотивации граждан к активному образу жизни.

Представляется целесообразным разработать городскую программу жизнедеятельности пожилого населения России, а в качестве ее основных направлений предусмотреть меры, способные:

  • улучшить качество медицинской помощи, предоставляемой пожилым гражданам, с учетом современных достижений геронтологии (диагностика, лечение и реабилитационное обслуживание);

  • повысить социальную защиту пожилых граждан, включая нормативные и контрольные механизмы по исключению дискриминации в трудовой, социальной, образовательной и культурной сферах;

  • стимулировать разработку и реализацию на уровне корпораций и муниципалитетов программ по привлечению пожилых работников к трудовой и общественной жизни.

В XXI веке феномен старения населения требует комплексных решений, как со стороны государств, так и общества, в том числе:

  • использования разнообразных социальных практик включения пожилых людей в различные виды взаимодействий;

  • формирования социальных институтов и публичных механизмов системы социальной поддержки пожилых людей и расширения геронтологических программ;

  • применения методик личной оценки социальных рисков тяжелых заболеваний и утраты трудоспособности в пожилом возрасте.

Старение населения вызывает необходимость применения различных институтов доходов пенсионеров и их социальной поддержки. Важнейшими из них могут стать:

  • институт обязательного социального пенсионного страхования, в финансировании которого должны принимать участие не только работодатели, но и сами работающие;

  • институт обязательного социального страхования по уходу (долгосрочный уход после тяжелых болезней), в финансировании которого должны принимать участие не только работодатели, но и государство, и сами работающие;

  • институт завещаний и покупки аннуитета за счёт сбережений и имущества граждан, контролируемый как государственными органами, так и общественными организациями пенсионеров.

Таким образом, важнейшими целями государственной социальной политики в этой области выступают: интеграция пожилых в социальную жизнь общества, их материальная защищенность, психико-социальное благополучие, эффективная медицинская и реабилитационная помощь, в том числе оказание поддержки при определении вероятности наступления рисков заболеваний с тяжелыми и критическими последствиями: инфарктов, инсультов, онкологических заболеваний и т.д.






1 Исследование выполнено при финансовой поддержке РГНФ в рамках научно-исследовательского проекта РГНФ «Старение населения и пути совершенствования институтов пенсионной системы России», проект № 09-02-00655а


2 По экспертным оценкам, в России ежегодно происходит 450-500 тысяч случаев инсульта и более 600 тысяч случаев черепно-мозговых травм, которые в 75-80% случаев заканчиваются полной утратой трудоспособности и профессиональных навыков.






Похожие:

Социальная поддержка населения в городе москве: требуется новая парадигма организации на федеральном и региональном уровнях1 Необходимость модернизации системы социальной поддержки населения города Москвы iconИнформация для родителей о новой системе комплектования дошкольных образовательных учреждений системы Департамента образования города Москвы
Образования города Москвы с целью развития информационного общества в городе Москве и обеспечения открытости процесса комплектования...
Социальная поддержка населения в городе москве: требуется новая парадигма организации на федеральном и региональном уровнях1 Необходимость модернизации системы социальной поддержки населения города Москвы iconСистема социальной защиты населения как фактор дифференциации уровня жизни
В настоящей работе на примере нестраховых видов социальной поддержки показывается, что в современной конфигурации системы социальной...
Социальная поддержка населения в городе москве: требуется новая парадигма организации на федеральном и региональном уровнях1 Необходимость модернизации системы социальной поддержки населения города Москвы iconГосударственное казённое учреждение города Москвы Детский дом-интернат для умственно отсталых детей «Южное Бутово» Департамента социальной защиты населения города
Высокий уровень социальной адаптации – это показатель успешной социализации личности, успешная интеграция в социум
Социальная поддержка населения в городе москве: требуется новая парадигма организации на федеральном и региональном уровнях1 Необходимость модернизации системы социальной поддержки населения города Москвы iconО выполнении мер социальной поддержки льготных категорий граждан в Аяно-Майском муниципальном районе Система социальных учреждений и общественных организаций социальной поддержки населения Аяно-Майского муниципального района
Система социальных учреждений и общественных организаций социальной поддержки населения Аяно-Майского муниципального района
Социальная поддержка населения в городе москве: требуется новая парадигма организации на федеральном и региональном уровнях1 Необходимость модернизации системы социальной поддержки населения города Москвы iconК решению Думы города Нижневартовска
«Формирование беспрепятственного доступа инвалидов и других маломобильных групп населения к объектам социальной инфраструктуры в...
Социальная поддержка населения в городе москве: требуется новая парадигма организации на федеральном и региональном уровнях1 Необходимость модернизации системы социальной поддержки населения города Москвы iconСоциальной защиты населения: институциональные практики и социально-экономические эффекты
Едние десятилетия социальная сфера стала объектом повышенного внимания во многих мировых экономических системах. Целый ряд исследований...
Социальная поддержка населения в городе москве: требуется новая парадигма организации на федеральном и региональном уровнях1 Необходимость модернизации системы социальной поддержки населения города Москвы iconКомплектования дошкольных образовательных учреждений
Москвы с целью развития информационного общества в городе Москве и обеспечения открытости процесса комплектования государственных...
Социальная поддержка населения в городе москве: требуется новая парадигма организации на федеральном и региональном уровнях1 Необходимость модернизации системы социальной поддержки населения города Москвы iconКомплектования дошкольных образовательных учреждений
Москвы с целью развития информационного общества в городе Москве и обеспечения открытости процесса комплектования государственных...
Социальная поддержка населения в городе москве: требуется новая парадигма организации на федеральном и региональном уровнях1 Необходимость модернизации системы социальной поддержки населения города Москвы iconПостановление От 30 января 2007 г. N 51-пп о концепции развития информационно-рекламного пространства москвы (в ред постановления Правительства Москвы от 12. 02. 2008 n 109-пп)
Информирование населения о планах и действиях органов государственной власти города Москвы является постоянным элементом политики...
Социальная поддержка населения в городе москве: требуется новая парадигма организации на федеральном и региональном уровнях1 Необходимость модернизации системы социальной поддержки населения города Москвы iconПротокол координационного совета по реабилитации инвалидов при администрации города Нижневартовска
Целевой программы «Формирование беспрепятственного доступа инвалидов и других маломобильных групп населения к объектам социальной...
Разместите ссылку на наш сайт:
Справочники, творчество


База данных защищена авторским правом ©dmee.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
контакты