Политическая ресоциализация как проблемное поле политической психологии Политическая система устроена так, что для сохранения внутреннего равновесия вынуждена постоянно «воспроизводить» icon

Политическая ресоциализация как проблемное поле политической психологии Политическая система устроена так, что для сохранения внутреннего равновесия вынуждена постоянно «воспроизводить»



НазваниеПолитическая ресоциализация как проблемное поле политической психологии Политическая система устроена так, что для сохранения внутреннего равновесия вынуждена постоянно «воспроизводить»
Дата17.10.2016
Размер
ТипСправочники, творчество

Самаркина И.В1.


Политическая ресоциализация как проблемное поле политической психологии


Политическая система устроена так, что для сохранения внутреннего равновесия вынуждена постоянно «воспроизводить» лояльных граждан. Не выполнение этой функции ведет к сбою, конфликтам и кризису системы. Процесс «политического воспроизводства» - политической социализации уже давно находится в центре научного интереса политологов: с середины двадцатого века - в зарубежной науке, и почти два десятилетия - в отечественной. К настоящему моменту в зарубежных и российских исследованиях довольно подробно описаны теоретические аспекты проблемы (модель, механизмы, условия, институты и агенты, типы политической социализации); существует большое количество прикладных исследований особенностей этого процесса, различных аспектов деятельности институтов и агентов политической социализации в постсоветском обществе. В центре подавляющего большинства этих исследований – проблемы политической социализации детей и молодежи.

Создается впечатление, что старшие поколения остались «за бортом» научного интереса наших ученых. Вместе с тем, очевидно, что при изменении типа политической системы именно старшие поколения сталкиваются с необходимостью адаптации к новым политическим реалиям, новым ценностям, декларируемым властью, новым нормам и правилам политической игры. Этот процесс «внутриличностных политических изменений» чрезвычайно болезнен, сопровождается психологическим стрессом и, как правило, протекает на фоне общего социального кризиса. Хотя и в разной степени, но он охватывает практически все взрослое население страны.

Цель данной статьи – не столько показать актуальность изучения процессов политической ресоциализации в современной России (вряд ли существует необходимость в доказательстве очевидного), сколько описать проблемное поле исследований политической ресоциализации и сформулировать исследовательские вопросы, связанные с этой проблемой. Очевидно, что сегодня в этом поле больше вопросов, чем ответов. Будем исходить из того, что обозначить проблему, значит сделать первый шаг к ее решению.

Первый вопрос, находящийся в поле изучения политической ресоциализации – вопрос о содержательном наполнении терминов «ресоциализация» и «политическая ресоциализация».

Проблемы при интерпретации понятия возникают из-за того, что термин «ресоциализация» (наряду с терминами «социализация» и «десоциализация») используется различными социально-гуманитарными дисциплинами (юриспруденцией, социальной психологией, педагогикой, социологией, политической наукой), при этом смысловое наполнение термина зачастую имеет заметные отличия. Существует необходимость терминологического уточнения понятия.

Приставка ре- в переводе с латинского может иметь несколько значений: а) возобновление или повторение какого-либо действия, в этом смысле ресоциализация может пониматься как «социализация еще раз», «повторная социализация»; б) противоположное действие или противодействие, тогда – ресоциализацию можно рассматривать как «усвоение ценностей и норм, противоположных тем, что были усвоены ранее».

Наиболее общее определение термина ресоциализация - усвоение новых ценностей, ролей, навыков взамен прежних, неправильно усвоенных, устаревших или же в связи с переходом в принципиально иные социальные условия.

В психологии термин «ресоциализация» впервые был введен американскими социальными психологами А. Кеннеди и Д. Кербером для обозначения процесса «вторичного» вхождения индивида в социокультурную среду в результате «дефектов» социализации (ресоциализация освобожденных из мест лишения свободы) или в результате смены социокультурного окружения (ресоциализация мигрантов). Сегодня этот термин в социальной психологии понимается достаточно широко и вне специфики субъектов процесса – как осознанное изменение поведения человека в ситуации очевидного социального неуспеха [2, c. 31].

Психолого-педагогический подход предполагает понимание ресоциализации как «целенаправленной, комплексной, педагогически ориентированной системы воспитательного воздействия, направленной на преодоление у социально-неадаптивной личности асоциальных и создание социально-нравственных установок поведения и деятельности» [5]. В рамках этого подхода, по мнению его последователей, процесс ресоциализации аналогичен процессу социализации личности, в которой последняя выступает как действующий субъект. В итоге ресоциализация выступает не только как процесс, но и как результат – осознанное изменение поведения человека в ситуации очевидного социального неуспеха.

В социальной и культурной антропологии трактовка термина «ресоциализация» близка по содержанию в термину «адаптация». Ресоциализация рассматривается как процесс освоения новой социокультурной среды, который предполагает интеграцию в систему общественных отношений, удовлетворенность субъекта своим материальным положением, чувство эмоционального комфорта [23]. При этом подчеркивается длительность этого процесса и его стадиальность: от этапа «медового месяца» через «культурный шок» к восстановлению и налаживанию контактов в новой социокультуной среде и возвращение в состояние эмоционального комфорта [21, c. 6].

Социологи предлагают рассматривать ресоциализацию как одну из сторон взрослого этапа социализации. При этом, отучение от старых ценностей, норм, ролей и правил поведения называется десоциализацией. Следующий за ним этап обучения новым ценностям, нормам, ролям и правилам поведения взамен старых называется ресоциализацией [8]. Ресоциализация, таким образом, выступает как коррекция отклоняющегося от нормы процесса социализации [7, c. 14].

В юридических науках ресоциализация понимается как процесс повторного вживания бывшего преступника в систему представлений о ценностях, существующих в обществе. Примечательно, что большинство диссертационных исследований, посвященных анализу различных аспектов процесса ресоциализации, выполнены по юридическим специальностям [24].

В политической науке, как уже отмечалось, традиционно делается акцент на изучении политической социализации молодого поколения. Ресоциализация понимается как синоним «обратной социализации». Этот процесс играет ключевую роль на этапе вторичной политической социализации, то есть на таком этапе деятельности человека, когда он, освоивший приемы переработки информации и осуществления ролей, способен противостоять групповому давлению и в индивидуальном порядке пересматривать идеологические позиции, производить переоценку культурных норм и традиций [11, c.392].

В политико-психологических исследованиях ресоциализация трактуется не просто как процесс освоения новых социальных ниш, а как процесс переучивания того, что было прочно усвоено в детстве и юности и что составляло фундамент данной личности [13].

Обзор подходов к определению термина «ресоциализация» в разных социально-гуманитарных науках позволяет выявить некоторые отличия в его трактовке и специфику «политологического» взгляда на проблему.

В социальной педагогике, юриспруденции ресоциализация понимается как переход от асоциального состояния к состоянию социальной адаптации. При этом теоретические и практические задачи исследований связываются с поиском институтов и агентов, которые бы позволили этот процесс максимально оптимизировать. Например, в центре педагогической концепции Макаренко находится коллектив, осуществляющий процесс социальной реабилитации трудных подростков, то есть выступающий основным институтом ресоциализации [3]. В этом контексте субъект выступает носителем асоциальных норм, чье поведение, так или иначе, угрожает социуму. Говоря о политической ресоциализации вряд ли уместно говорить об «асоциальности», и даже, об «аполитичности» субъекта.

Если политическая социализация (на уровне индивида) представляет собой перевод требований системы в структуру личности, интериоризацию ее основных политико-культурных компонентов [14, c.178]: когнитивного, аффективного и оценочного, то необходимость повторного «перевода» - политической ресоциализации - возникает при изменении «внешней» (для субъекта) среды, то есть, в первую очередь, при изменении политической системы. Возникает вопрос: изменение идеологических и партийных предпочтений человека от выборов к выборам следует ли считать отражением процесса политической ресоциализации? Или следует считать отражениме некоей динамики политического сознания? На наш взгляд, «политическую ресоциализацию» следует понимать как процесс «второго рождения» (twice-born, по выражению У.Джемса).

Таким образом, мы понимаем политическую ресоциализацию как процесс и результат интериоризации изменившихся норм и ценностей политической системы, повлекший за собой трансформацию базовых политических ценностей личности, усвоенных в период ранней политической социализации.

Ответ на вопрос о содержательном наполнении термина влечет за собой целую цепочку новых вопросов. Первый из них – вопрос о базовых политических представлениях личности, к которым и происходит возврат в случаях дисфункций системы, затрудняющих передачу политических ценностей новым поколениям и дезориентирующих уже сложившихся граждан [18]. Какие именно политические представления и установки считать базовыми?

Как измерить (определить) степень эффективности (успешности) процесса политической ресоциализации? И в связи с этим, можно ли говорить о завершенности политической ресоциализации и при каких условиях? Один из возможных ответов предлагает З. Гительман [19], изучавший процессы политической ресоциализации иммигрантов и предложивший использовать индекс интеграции иммигрантов в общество для прогнозирования их поведенческих моделей. На коэффициент интеграции в его исследовании влияли такие переменные как язык, имеющийся опыт (background), возраст, социальная идентификация. Насколько применим этот подход к исследованию политической ресоциализации в России?

Какие факторы и агенты влияют на процесс политической ресоциализации? Существует ли отличие в механизмах их влияния по сравнению с ранней социализацией? Можно предположить наличие существенных отличий в механизмах этих процессов. Эти отличия подчеркивает Орвил Брим [17, c.558]. Он отмечает разный характер отношений между «социализирующим» и «социализирующимся»: связь «ребенок-агент социализации» более эмоциональна, агент имеет больше возможностей использовать свою власть; агент ресоциализации («взрослой» социализации) обычно апеллирует к разуму, а не к эмоциям и использует власть в крайнем случае.

Подобно процессу политической социализации политическая ресоциализация может рассматриваться на трех уровнях: на уровне индивида, на уровне социальной группы и на уровне общества. Это, в свою очередь, влечет за собой новые «цепочки» вопросов.

Может ли личность (способна ли) пережить несколько волн политической ресоциализации? Если да, то какой слой ценностей остается неизменным? Какие личностные характеристики значимо влияют на политическую ресоциализацию? Какова степень рациональной/нерациональной «инвентаризации» убеждений?

Какова глубина процессов политической ресоциализации в разных возрастных когортах? Социология поколений [9] позволяет зафиксировать эти отличия, но не позволяет зафиксировать глубину внутриличностных изменений.

Какие факторы и механизмы влияют на процесс политической ресоциализации на уровне социальной общности? Какие социальные общности в первую очередь могут или должны стать объектом научного анализа?

Объектом научного анализа становятся социальные группы, которые влияют на социальную стабильность общества. Зарубежные исследования этого аспекта «взрослой социализации», как правило, посвящены политической ресоциализации иммигрантов, то есть людей, для которых «внешняя» среда действительно кардинально изменилась в связи со сменой места жительства. Работы, в которых анализируется процесс политической ресоциализации иммигрантов из Советского Союза или стран социалистического лагеря в США, Канаду, Скандинавские страны, представляют особый интерес [20].

Доказано, что иммигранты действительно переживают процесс политической ресоциализации. Пребывание в новой социально-политической системе приводит к изменению системы взглядов на политику: сильнее всего меняются отношение к отдельным политическим вопросам и проблемам, в меньшей степени – на отношение к абстрактным политическим идеям, и еще в меньшей степени меняются фундаментальные ориентации относительного мира политики. Самыми устойчивыми составляющими личности оказались властные установки. Установлено, что в разных социальных группах значимыми оказываются разные агенты политической социализации. Опыт, полученный в иной политической системе (background) долгое время – от 3 до 7 лет - оказывает влияние на восприятие политики и политическое поведение [22, c.18].

Канадским исследователям [16] удалось выявить интересную зависимость между несколькими переменными: страной (а точнее, типом политического режима: демократическим или недемократическим) из которой иммигрировал человек, временем, которое прошло с момента иммиграции и уровнем доверия к политическим институтам «принимающей» страны (элементом политической культуры). «Всплеск» доверия и высокая удовлетворенность тем, как действуют политические институты в новой стране пребывания, характерные для иммигрантов, живущих в стране не более 5 лет, были названы исследователями «эффектом медового месяца» (honeymoon effect). Этот эффект характерен для иммигрантов из стран с недемократическим режимом. Описана также динамика изменения отношения к политическим институтам, позволяющая описывать элементы процесса политической ресоциализации в рамках системного анализа политики.

В политической жизни постсоветской России объективно происходят процессы, связанные с изменением существующей системы политических ценностей в сознании нескольких поколений граждан, которые оказались «иммигрантами из прошлой системы». Таким образом, в центре исследовательского поля могут находится процессы политической ресоциализации представителей разных возрастных когорт, а также отдельных социальных групп, значимо влияющих на стабильность политической системы.

В современном российском обществе одной из таких социальных групп являются педагоги, школьные учителя и преподаватели вузов, поскольку именно они, по словам К. Маркса «обрабатывают человеческие головы».

Обучение социальным и политическим нормам и передача ценностей не может быть изолированным процессом или предметом, который проходят каждый день по расписанию. Процесс политической социализации, а в частности, усвоение взаимоотношений между субъектом и объектом властных отношений в школе, связан практически со всем, что делают учащиеся: они учатся на том, как с ними общаются учителя, как учителя общаются друг с другом. Они учатся на отношениях школьной администрации и учителей. Они учатся на тех видах деятельности, в которых участвуют, на тех обязанностях, которые возлагаются на них. Учащиеся учатся на свободе, которая им предоставляется и на ограничивающих их правах [6, c.45].

Осуществляя функцию агента политической социализации учитель выступает в нескольких ролях: как организатор учебного процесса, как предметник, как классный руководитель. В деятельности учителя проявляется динамика процесса политической социализации: с одной стороны, учитель – личность, профессионал, гражданин – уже является результатом процесса политической социализации; с другой стороны, учитель выступает в качестве этого агента. Реализация этих ролей лежит в основе того влияния, которое ценностные ориентации педагогов и их взгляды на политику оказывают на школьников. Исследования показывают, что учителя стабильно интересуются политикой. Например, в 1989 году интерес к политике проявляли 96% учителей Петербурга, в 1993 году – 93%, в 1994 – 90% [12, c. 205]. И в этом смысле влияние их, как источников информации о политике, на политические ориентации учащихся возможно и весьма существенно. С другой стороны, общеизвестным фактом считается лояльность большинства учителей политической системе. «В этом смысле учительская страта была, есть и будет консервативно настроенной по отношению к любым революционным изменениям…» [12, c. 203] При переходе к новой социально-политической системе в стране основная школа по прежнему транслировала систему традиционалистских советских ценностей. Именно они и составляют то ценностное ядро, которое, в итоге, определяет политические взгляды выпускников современных российских школ [10, c. 251].

Интерес современной политической науки к процессам социализации детей и молодежи оправдан и объясним. Следует, однако, учитывать тот факт, что «вводят» младшее поколение в политическую систему (то есть действуют как агенты политической социализации) те самые переживающие «внутриличностные политические изменения» учителя, преподаватели, активисты и партийные функционеры, бюрократы, журналисты и т.п. Уже только этот аспект проблемы, на наш взгляд, говорит о ее актуальности. В практическом плане это означает необходимость обсуждения и создания эффективной системы, направленной на оптимизацию процесса адаптации граждан, и их политической ресоциализации.

Изучение механизма, самого процесса и результатов политической ресоциализации старших поколений поможет пролить свет на многие проблемы современной политической теории и политической практики. Одна из таких проблем состоит в том, что большая часть агентов политической социализации, осуществляющих этот процесс целенаправленно в рамках системы образования (учителя средних школ, преподаватели средних и высших профессиональных учебных заведений) являются «продуктами» политической ресоциализации. Возможно корни проблемы «негармоничной политической социализации» в постсоветской России находятся, в том числе, и в этом поле. Задача государства – формирование непротиворечивой картины мира у людей, которые, по словам К. Мангейма, «создают для общества интерпретацию мира», в том числе мира политики для молодого поколения.

Изучение политической ресоциализации на уровне общества также предполагает ответ на целый ряд вопросов. Ответы на них может дать опыт изучения процессов социально-политической трансформации в разное время и в разных политических системах. История демонстрирует нам широкий спектр разных по жесткости механизмов массовой ресоциализации граждан. В послереволюционной Советской России, в случае, если поддержка политической системы не могла быть сформирована в краткие (установленные системой) сроки, государство принимало решение о физическом уничтожении класса (слоя, группы, личности). Со временем сложилась несколько более мягкая система формирования политической поддержки взрослых – система политического и идеологического просвещения СССР. Как отмечалось выше, многие страны, переживающие массовые наплывы иммигрантов, создают государственные программы их адаптации, которые на самом деле, выполняют также и функцию политической ресоциализации.

Отдельно в этом ряду кейсов стоит группа работ, описывающая «экстремальные» формы политической ресоциализации в немецких концентрационных лагерях, приводившие заключенных к необратимым личностным деформациям [например, 4].

И, пожалуй, самым интересным для исследователя является вопрос о практическом значении изучения политической ресоциализации. Зачем это нужно, с точки зрения реальной политики? Насколько обоснованы упреки некоторых автором о том, что «разговоры о политической социализации, которые ведутся в рамках современной обществоведения, из-за своей оторванности от реалий политической жизни мало влияют на политическую культуру населения» [1, c.125]? Очевидно, что в связи с массовым характером процессов политической ресоциализации в постсоветской России, возникла необходимость построения эффективно работающей системы соответствующих институтов, которая, по словам А.И. Щербинина, в России находится еще в эмбриональном состоянии [15, c. 16].


Библиографический список

  1. Ануфриев Е.А. Политическая педагогика в гуманитарном образовании современной России// Вестник МГУ. Серия 18. Социология и политология. 2001. № 4.

  2. Белинская Е.П., Тихомандрицкая О.В. Социальная психология личности. М., 2001.

  3. Беличева С.А. Ресоциализация как организованный социально-педагогический процесс/ http://www.ergeal.ru/txt/archive/psy/book1/IV5.htm

  4. Беттельхейм Б. Люди в концлагере/Всероссийская ассоциация прикладного психоанализа. Хрестоматия// http://vapp.ru

  5. Гостунская Я.И. К вопросу о содержании термина «ресоциализация» //Материалы IV региональной научно-технической конференции «Вузовская наука – Северо-Кавказскому региону». Ставрополь: СевКавГТУ, 2002. http://www.nestu.ru

  6. Гражданское образование: содержание и активные методы обучения. Под ред. С. Шехнера и Н. Вознесенской. М., 1997.
  7. ^

    Ковалева А.И. Концепция социализации молодежи: нормы, отклонения, социализационная траектория // Социс. 2003. №3.


  8. Кравченко А.И. Культурология: Учебное пособие для вузов. - 3-е изд.- М.: Академический проект, 2001.

  9. Отцы и дети: Поколенческий анализ современной России / Сост. Ю. Левада, Т. Шанин. М., 2005.

  10. Собкин В.С. Старшеклассник в мире политики. Эмпирическое исследование. Центр социологии образования РАН. М., 1997.

  11. Соловьев А.И. Политология: Политические теории и политические технологии. М., 2002.

  12. Учитель. Школа. Общество. Социологический очерк 90-х. – СПб., 1995.

  13. Шестопал Е.Б. Политическая психология. Учебник для вузов. М., 2002.

  14. Шестопал Е.Б. Психологический профиль российской политики 1990-х. Теоретические и прикладные аспекты политической психологии. М., 2000.

  15. Щербинин А.И. Политическое образование. М., 2001.

  16. Bilodeau A. Political Trust for a New Regime. The Case of Immigrants from Non-Democratic Countries in Canada. Paper presented at 2003 Annual Meeting of the American Political Science Association.

  17. Brim O. Adult Socialization in International Encyclopedia of Social Science.

  18. Easton D., Dennis J. Children in Political System. N.Y. 1969. Цит по: Шестопал Е.Б. Политическая психология. М., 2002.

  19. Gitelman Z. Becoming Israelis: Political Recosialization of Soviet and American Immigrants. New York, 1982.

  20. Gitelman Z. Becoming Israelis: Political Recosialization of Soviet and American Immigrants. New York, 1982; Bilodeau A. The Political Resocialization of Immigrants from Non-Democratic Countries in Canada. 1999; Hammar T. Political Resocialization of Immigrants. Stockholm University. 1976.

  21. Richardson A. A Theory and a Method for Psychological Study of Assimilation/ International Migration Review 2, #1 (Fall 1967).

  22. Shuval J., Markus E., Dotan J. Patterns of Integration over Time: Soviet Immigrants in Israel. Jerusalem. 1975. P.18. Цит по: Gitelman Z. Becoming Israelis: Political Recosialization of Soviet and American Immigrants. New York, 1982. P. 236.

  23. Taft R. From Stranger to Citizen. London: Tavistok Publication. 1966.

  24. www.diss.rsl.ru




1 Автор выражает искреннюю признательность доктору Зви Гительману (Мичиганский университет, США) за любезно предоставленные материалы и ценные замечания.

Опубликовано: Политическая психология, культура и коммуникация / Редкол.: Е.Б. Шестопал (отв.ред.) и др. – М., 2008.  С. 42-49.







Похожие:

Политическая ресоциализация как проблемное поле политической психологии Политическая система устроена так, что для сохранения внутреннего равновесия вынуждена постоянно «воспроизводить» iconС. А. Медведев, И. А. Томашов. Политическая аномия в современной россии1 Политическая система России на пороге нового десятилетия
Перефразируя писателя Владимира Паперного, можно утверждать, что за двадцать лет россияне сначала были приверженцами «политической...
Политическая ресоциализация как проблемное поле политической психологии Политическая система устроена так, что для сохранения внутреннего равновесия вынуждена постоянно «воспроизводить» iconПолитическая система и ее роль в жизни общества Политическая система –единый, сложно организованный механизм
Совокупность государственных и общественных организаций, посредством которых осуществляется политическая власть в стране
Политическая ресоциализация как проблемное поле политической психологии Политическая система устроена так, что для сохранения внутреннего равновесия вынуждена постоянно «воспроизводить» iconПолитическая система общества
Центральное положение политической системы в этой структуре ее внешнего и внутреннего окружения определяется ведущей организационной...
Политическая ресоциализация как проблемное поле политической психологии Политическая система устроена так, что для сохранения внутреннего равновесия вынуждена постоянно «воспроизводить» iconТема занятия «что такое политическая культура?» Автор Мачехина Ольга Николаевна Дата разработки – 20 февраля 2007г. Возраст учащихся 11 класс (16-17 лет) Учебный предмет обществознание Цель
Цель: познакомить учащихся с концепцией политической культуры, которая позволяет лучше понять, что люди ожидают от политической деятельности...
Политическая ресоциализация как проблемное поле политической психологии Политическая система устроена так, что для сохранения внутреннего равновесия вынуждена постоянно «воспроизводить» iconОсновная часть
Ученые древности считали, что наиболее разумна и справедлива лишь та политическая форма общежития людей, при которой закон общеобязателен...
Политическая ресоциализация как проблемное поле политической психологии Политическая система устроена так, что для сохранения внутреннего равновесия вынуждена постоянно «воспроизводить» iconКанады
Всего политического организма. Политическая система это среда, в которой непосредственно действуют политические лидеры и поддерживающие...
Политическая ресоциализация как проблемное поле политической психологии Политическая система устроена так, что для сохранения внутреннего равновесия вынуждена постоянно «воспроизводить» iconПрограмма подготовки специалиста по специальности «Регионоведение» Дисциплина : Социально-политическая система Азиатско-Тихоокеанского региона
Востока и всемирной истории. Дать сравнительный анализ политическим системам в странах атр как в теоретическом, так и в историческом...
Политическая ресоциализация как проблемное поле политической психологии Политическая система устроена так, что для сохранения внутреннего равновесия вынуждена постоянно «воспроизводить» iconОбзор основных изменений законодательства, касающихся избирательных правоотношений
И сейчас имеются причины перемен, так как изменяется время, политическая ситуация. Это требует новых подходов, что приводит к изменению...
Политическая ресоциализация как проблемное поле политической психологии Политическая система устроена так, что для сохранения внутреннего равновесия вынуждена постоянно «воспроизводить» iconМедведев с. А., Томашов и. А. Политическая аномия в россии1
В связи с этим актуальным является поиск новых аналитических подходов, например, использование концепции политической аномии
Политическая ресоциализация как проблемное поле политической психологии Политическая система устроена так, что для сохранения внутреннего равновесия вынуждена постоянно «воспроизводить» icon3. Государство и негосударственные организации в политической системе общества
Псо – совокупность государственных и негосударственных институтов, посредством которых осуществляется политическая власть и управление...
Разместите ссылку на наш сайт:
Справочники, творчество


База данных защищена авторским правом ©dmee.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
контакты